Православие на земле Судогодской карта сайта послать письмо
главная
храмы
за Христа пострадавшие
Святые
публикации
воспоминания
новости
в гостях у батюшки
воскресная школа
ваша помощь и милосердие
фотоальбом
публикации

"Наука" убеждать
(эволюционно-антропологический постимпрессионизм)
Николай Колчуринский

4. Призраки умелого человека и пятна Роршаха

"Ну а как же Homo habilis, а как же Homo rudolfensis?" - затрубят наши оппоненты по поводу этих т.н. первых представителей рода Homo, якобы являющихся следующим эволюционным звеном после австралопитеков.

Не все эволюционисты согласны на отдельное выделение Homo rudolfensis, некоторые считают, что есть единый вид Homo habilis (Человек умелый). Мы также будем рассматривать всех под общим названием Homo habilis.

Homo habilis - источник многих разочарований для защитников эволюции.

Начнем с того, что по эволюционным представлениям, появляются они, если судить по их останкам, синхронно с Homo erectus - 1,9 млн. лет тому назад [19] (на цифру в 2 млн. лет указывают и наши авторы) и поэтому все найденные экземпляры этих существ нашими предками не являются - это побочная ветвь, прожившая вместе с Homo erectus около 0,5 млн. лет [19].

Эволюционистам остается тут только уповати на стасигенез*, имевший место 0,5 млн. лет, и консервацию всего того, что было между австралопитеками и полноценными Homo erectus, явившимися тоже 1,9 млн. лет тому назад.

* Стасигенез, по представлениям эволюционистов - это консервация фенотипических признаков вида в течение очень большого промежутка времени.

Однако, - здесь (на стадии Homo habilis) и заключена вся интрига гоминизации. Если австралопитеки - обезьяны, а Homo erectus - люди, то питекантропов надо искать именно здесь. Если австралопитековые - ходили по земле кое-как, то здесь надо искать с точки зрения эволюции превращения ковыляния в человеческое прямохождение. Если австралопитеки - четко древесные жители, а Homo erectus - четко люди, ходившие по земле по-человечески, то Homo habilis должны "слезать с деревьев" и т.д.

По всем статьям Homo habilis должны оказаться питекантропами со всеми характерными для них чертами. Что же это за черты?

Среди различий в скелетном строении человека и обезьяны можно выделить такие качественные признаки, которые встречаются эксклюзивно у человека (или обезьян), назовем их руководящими. Например, коленный сустав с замком, обеспечивающим практически неограниченное по времени стояние на ногах человека, встречается только у него и никогда у обезьян, стоящих на полусогнутых. Стопа человека имеет особый набор костей, который никогда не встречается у обезьян. Наоборот, зубная дуга с большими клыками и диастемой (местом на нижней челюсти, в которое помещается большой клык верхней челюсти) встречается только у обезьян.

Никто из антропологов, если найдет у обезьяны типичные для человека останки коленного сустава (руководящий признак человека), никогда такое существо как обезьяну в чистом виде не оценит. Это - питекантроп. Или напротив, если будут найдены костные останки человека с останками стопы обезьяньего типа, с обезьяньим набором ее косточек, у которой огромные пальцы, включая большой палец, оттопыренный в сторону (типичный обезьяний признак) - то никакой эволюционный антрополог не оценит подобную находку, как находку человека. Это - тоже питекантроп.

Все такие находки могут быть оценены только как миксты - обезьяночеловеки - долгожданные питекантропы*. Это первый вариант промежуточной формы (питекантропа), оспаривать его эволюционную интерпретацию весьма сложно. Есть, впрочем, иной вариант интерпретации - вариант т.н. мозаичной формы, но эти формы встречаются нечасто.

* Кстати, именно такой вариант питекантропа предлагался нам самим Э. Дюбуа, крышка черепа - как у гиббона, бедренная кость как у человека (см. раздел 7). Однако оценка крышки черепа оказалась неоднозначной, а само объединение крышки и бедренной кости проблематично, как и более 100 лет тому назад, во времена Э. Дюбуа. Несмотря на все это Э. Дюбуа в течение всей своей жизни рекламировал своего питекантропа в качестве промежуточного звена. Вместо диагноза "параноя" его ждали медали и почетные докторские степени [83]. Атеистическое сообщество с нетерпением жаждало находок, хоть как-то подтверждающих существование в прошлом обезьяно-людей, и Э. Дюбуа был первым, удовлетворившим эту жажду.

Вторым алгоритмом нахождения питекантропа было бы нахождение фактов превращения бесспорно обезьяньего руководящего признака в бесспорно человеческий - например, если бы было прослежено постепенное (как того требует дарвиновский процесс эволюции) превращение пятерни обезьяньей задней лапы-руки в стопу человека. В этой ситуации объяснения, альтернативные эволюционному, также были бы малоубедительными.

Однако на находки среди Homo habilis питекантропов первого или второго типа - никто нам не указывает, ни авторы "Доказательств эволюции", ни более подробный обзор, к которому они нас отсылают [51].

Помимо руководящих отличительных признаков, существуют и гораздо менее очевидные различия между человеком и обезьяной. В качестве гипотетического иллюстративного примера рассмотрим соотношения длин бедренной и большой берцовой кости у человека и обезьяны. Допустим, что диапазоны значений соотношения не пересекаются у современных представителей этих существ. Но вот, скажем, мы нашли скудные останки ископаемого существа, у которого не выявляется ни одного руководящего признака, позволяющего нам его строго отнести или к человекам или к обезьянам. Предположим, что у этого существа соотношение длин бедра и голени - обезьянье или промежуточное. Как оценить это существо, основываясь только на данном признаке - не ясно, поскольку нам не известны соотношения этих параметров ни у всех вымерших обезьян, ни у всех вымерших людей. Исследуя кости далее, мы, к примеру, обнаружили, что соотношение толщины бедренной кости и большой берцовой кости у нашего существа более похоже на человеческое. Но вновь при этой оценке нет никакой уверенности в оценке того, кто это - по той же причине. Далее мы выберем еще один остеометрический параметр и снова попытаемся сравнивать с диапазонами человеческих и обезьяньих значений. И т.д. При появлении таких находок каждый раз начинается эпопея остеометрических измерений и сравнений, которая может длиться десятилетиями - ведь кости имеют достаточно непростую стереометрическую структуру и внутренне неоднородны, а образцов для сравнения можно выбрать много. (Заметим по ходу, что Люси была отвергнута в качестве предка человека при помощи методов остеометрии только через 30 лет после нахождения ее останков [40]).

Очень многое здесь при подведении итогов и попытках делать выводы будет зависеть от исследователя - от того, что кто будет измерять, какое значение какому параметру из множества таковых, будет придаваться и т.д. И чем скуднее останки мы нашли, тем большую роль будет играть субъективный фактор. Все это напоминает известный психологический тест Роршаха (рис. 29) - там каждый видит в чернильном пятне то, что видит, и видят многие - разное (по ответам пытаются судить об особенностях личности и эмоциональных состояний).
теста Роршаха

Рис.29. Одна из таблиц теста Роршаха.

Нет ничего удивительного, что в подобных ситуациях - одни исследователи будут оценивать такую находку как "человек", а другие - как "обезьяна", а третьи - как "питекантроп", хотя ни у первых, ни у других, ни у третьих никаких строгих аргументов при этом нет. Здесь, как и при восприятии пятна Роршаха точного ответа не бывает. Вот такая именно роршахиана и разворачивается в связи с Homo habilis.

Ситуация с Homo habilis заключается в том, что их останки очень скудны, и до сих пор не найден ни один более или менее полный скелет этого существа. Единственный "наиболее полный" экземпляр OH 62 (рис. 30), оценивают как содержащий слишком много обезьяньих признаков [41 и др.]. И сразу заметим, что выставленные на презентации череп KNM-ER 1813 и результаты реставрации черепов OH 24 и KNM-ER 1470 Homo habilis/Homo rudolfensis - самые красивые, все другие - еще более скудные (судя по данным, приводимым в Wikipedia и на сайте antropogenez.ru). Что кстати и можно было ожидать в силу того, что смитсоновская презентация стремится показать все в самом красивом виде.
Самый полный скелет из всех образцов Homo habilis

Рис. 30. Самый полный "скелет" из всех образцов Homo habilis (OH 62) [72].

Чем меньше костей у экземпляра, тем больше неопределенность, и тем задача по его идентификации сложнее, тем больше возможностей для субъективных интерпретаций. Если скелетов нет, значит, есть отдельные кости, найденные в определенном радиусе раскопа. И попробуй докажи, что все это кости одного существа...

Вот и приводит К. Вонг (эволюционистка, соредактор журнала "Scientific American") жалобу другого эволюциониста (Давида Лордкипанидзе, открывателя дманисских людей): " Возможно, что "человек умелый" – совсем и не Homo" * [5]. Значит, ясно, что ничего не ясно. Действительно, практически все экземпляры Homo habilis идентифицировались эволюционистами, то как Homo habilis, то как австралопитек [133] (см. также фрагмент из текста "Доказательств" в разд.7)**. Среди них часть оценивалась даже трояко: то как Homo habilis, то как австралопитек, то, даже, как Homo erectus! (KNM-ER 1470 - М. Вулпов [74] - цит. по [20], KNM-ER1813 - Т. Уайт и М. Вулпов [74], SK847 - Д. Джохансон и И. Татерселл [73, 132] – цит. по [20]). (Заметим по ходу, что история разных реставраций и противоречивых таксономических оценок KNM-ER 1470 - это целая эпопея, разворачивающаяся в течение около сорока лет о которой можно было бы написать не только раздел статьи, но, пожалуй, даже целую книгу.) Ничего не поделаешь - роршахиана. Противоречивость оценок этих черепных останков, наглядно иллюстрирует нам "точность" методов идентификации объектов исследования, принятых в современной эволюционной антропологии. "Не мог он ямба от хорея, как мы ни бились, отличить".

* В 2010, однако, он снова начал провозглашать о Homo habilis, как о первых Homo [145]. Похоже, что "слова словами, кацо, а гранты грантами".
** Исключение возможно составляет материал, открытый после написания статьи П. Лайна - KNM-ER 42703 [19].

Некоторые из всемирно известных эволюционных антропологов по причине скудости останков Homo habilis вообще отказываются признавать эту группу за отдельный вид.

"Обсуждая эту дискуссию о множестве видов, Вулпов заметил, что некоторые ученые использовали хабилис в качестве "мусорного мешка" [74]. Татерсел и Шварц описывали статус Homo habilis как своего рода "мусорную корзину", куда можно было удобно скинуть все гетерогенное разнообразие ископаемых останков [132]" - пишет П. Лайн [20].

"Мне кажется, что большинство исследователей сейчас не считает, что человек умелый - это отдельный самостоятельный вид. Ясно, что это больше напоминает мусорную корзину, в которую складывали найденные ископаемые кости, если они по параметрам представляли собой среднее арифметическое между австралопитеком и человеком прямоходящим, а потом все собранное для удобства получило одно видовое имя, хотя здесь явно присутствуют два вида, если не больше" - так говорит Ф. Спур [71], всемирно известный антрополог из Лондона.

Ф. Спур свое мнение высказывает не на пустом месте, поскольку ему принадлежит авторство исследования, которое в значительной степени объективно выявило винегретный характер данного таксона [41]. При анализе строения полукружных каналов Homo habilis - один экземпляр (SK 847) оказался имеющим их строение, аналогичное строению у Homo sapiens/Homo erectus, другой (Sts19) имел строение такое же, как у австралопитеков/человекообразных обезьян, а третий (Stw 53) - как у бабуинов [ 41, 71]. Вот такой, вместо Homo habilis, слезающего с деревьев, вышел "компот из сухофруктов" с эволюционного древа, и нет никаких намеков на промежуточный характер полукружных каналов, который должен был бы обязательно наблюдаться в том случае, если бы это были гоминиды, "слезавшие с деревьев" и начинавшие ходить по-человечески.

Данный факт говорит нам о том, что никаких питекантропов ни в первом, ни во втором смысле среди членов клуба "Хомо хабилис" нет (если бы они были, то об этом трубили бы все СМИ), а в лучшем случае есть третья ситуация. Или же антропологи, анализируя останки этих существ, подчас имеют дело с костями от разных особей, возможно даже и разных видов, оцениваемыми ими, как относящиеся к одному индивидууму.

Если опираться на данные Ф. Спура [41], то Homo habilis SK 847 (рис. 31), судя по строению его полукружных каналов, является типичным человеком. Сравнительный анализ Д. Джохансона показал его аналогию с уже известным нам первым эректусным черепом KNM-ER 3733 [73] (цит. по [20]).
Череп SK 847

Рис.31. "Череп" SK 847 [72].

Объем мозга SK 847, по данным М. Вулпова составляет не более 500 см3 [74] (цит. по [20]). Однако череп, мягко говоря, неполон (рис. 29), и определенно говорить здесь о его объеме что-либо трудно. Его сохранность - еще одна хорошая иллюстрация той "полноты" скелетов промежуточных форм, о которой мы уже слышали от наших авторов и в частности - особенной "полноты" останков Homo habilis.

Практически все остальные черепа Homo habilis (включая SK 847) эволюционистами оценивались и в качестве принадлежащих австралопитекам (см. выше) и, следовательно, не несут никаких общепризнанных руководящих признаков Homo. Что они собою представляют - не ясно, а на "нет" и суда нет...

Повторим цитату авторов "Доказательств эволюции", которую мы обошли во втором разделе.

Итак, в ходе эволюции у гоминид сначала развилось прямохождение, и только много позже началось существенное увеличение объема мозга. У австралопитеков, живших 4—2 миллиона лет назад, объем мозга был около 400 см3, примерно как у шимпанзе. Человек умелый (Homo habilis) жил 2,4-1,4 миллионов лет назад (кости известны начиная с 2 млн. лет, более древние находки представлены только каменными орудиями), размер мозга у него был 500-640 см3.

Заметим, что объем мозга KNM-ER 1470, причисляемого к хабилисам-рудольфенсисам (F на рис. 1), составляет 752 см3 [37] (по данным "максимальной" реставрации), а объем самого большого черепа гориллы - тоже 752 см3 [29] (цит. по [26]), т.е. тот же. Так что ни о какой сапиентизации указанный нашими авторами диапазон увеличения объема черепа и, даже больший, сам по себе еще не говорит. К вопросу о роли объема черепной коробки в формировании человека мы еще вернемся в Приложении 2.

В представленном выше фрагменте "Доказательств эволюции" есть еще один пример школьной "логики", аналогичный уже описанному нами во втором разделе. Так, находят олдувайские каменные орудия (чопперы), которые "ассоциируют" с останками Homo habilis, т.е. встречаются в тех же слоях, что и кости Homo habilis. При этом делается вывод об их принадлежности Homo habilis. Затем в более ранних слоях, где вразумительных останков Homo habilis нет, находят такие же чопперы и делают вывод о существовании Homo habilis, делавших их, и в это более ранее время.

Но Homo habilis ли были их изготовителями и пользователями этих чопперов? В этом авторы комментария к смитсоновской схеме не сомневаются, как будто на орудиях остались отпечатки пальцев Homo habilis. Отпечатки пальцев за тысячелетия лежания в грунте на чопперах не сохраняются. Зато сохраняются иногда такие вещи, которые ни в какие ворота эволюции не влезают - к примеру, пробывшие в земле 2 млн. лет останки крови, а также идентифицируемые иммунологическими методами белки позвоночных, тела которых сими чопперами обрабатывали, что абсолютно несовместимо с представлениями о миллионах лет гоминизации(см. подробности в обзоре [130]).

А вот, в ответе на вопрос, кто же делал указанные олдувайские орудия, есть несколько вариантов. Исключительно чопперами пользовались дманисийские эректусы (судя по находкам) [5], преимущественно аналогичными и иногда даже эксклюзивно каменными орудиями такого типа (тоже судя по находкам) пользовались и некоторые относительно современные Homo sapiens sapiens (тасманийцы ) [75]. Так что, кто орудовал теми древними чопперами, которым 2 млн. лет и более - никто не знает. И если в более нижних слоях, в которых отсутствуют кости Homo habilis, находят чопперы, то это еще ничего не говорит в пользу того, что именно Homo habilis были их хозяевами. Тем более, если учитывать то, на что указывают нам и наши авторы - время появления костных останков Homo habilis и время появления Homo erectus практически совпадают.

Но, поскольку с точки зрения эволюционной концепции, никто иной, кроме Homo habilis, в интервале 2,4-2 млн. лет тому назад пользоваться этими олдувайскими орудиями не мог, делается вывод, что это были именно Homo habilis. Хороша логика? Снова "доказательство" эволюции с использованием следствий из теоремы, которую требуется доказать. В заключение представим уместную иллюстрацию (рис. 32).
Homo habilis Stw 53

Рис. 32. Homo habilis Stw 53 [72]. Белое - отсутствующие части черепа.

На рис. 32 можно видеть Stw 53, одного из тех Homo habilis, которых исследовал Ф. Спур. Вид - вполне гоминидный, хоть помещай в смитсоновскую серию картинок. Да вот только, полукружные каналы оказались, как у мартышек [41, 71]. Увы... "Что ж - конвергенция, дело житейское. Или артефакт, вызванный собиранием в одну кучу костей от разных животных" - скажет специалист по общей эволюционной теории. "Караул!" - воскликнет в ответ специалист по эволюционной антропологии. Напомним, что двум эволюционным медведям - конвергенции и любой эволюционной концепции происхождения человека, построенной на сравнении костных останков (в частности смитсоновской презентации с комментариями) в одной берлоге не ужиться. Первый способен скушать любую эволюционную последовательность, выстроенную на основе сравнения костей. А аргумент о куче практически невозможно опровергнуть для таких находок, как фрагментированные останки Homo habilis. И это - и OH 62 (рис.28), и KNM ER 1470, о котором мы уже упоминали в первом разделе, и OH 24 ("Твигги") (см. рис. 1, Е) и др.

"А он был с виду такой гоминидный..." Вот какие призраки бродят по страницам эволюционо-антропологических изданий.

Продолжая "зачистку" экспозиции, освободим неопределенных по своему статусу и весьма фрагментарных Homo habilis D и E от их тяжких и ответственных обязанностей быть нашими предками (или же близкими родственниками таковых), поскольку никаких явных признаков настоящих питекантропов у них нет.

[1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]

крест