Православие на земле Судогодской карта сайта послать письмо
главная
храмы
за Христа пострадавшие
Святые
публикации
воспоминания
новости
в гостях у батюшки
воскресная школа
ваша помощь и милосердие
фотоальбом
публикации

"Наука" убеждать
(эволюционно-антропологический постимпрессионизм)
Николай Колчуринский

3. Питекантроп всегда с нами
или деревянный макинтош для прогрессивной гоминизации.

Прежде, чем говорить о Homo habilis посмотрим, что нам сообщают авторы "Доказательств" о Homo ergaster и Homo erectus.

Человек работающий (Homo ergaster) жил 1,9-1,4 миллионов лет назад, размер мозга — 700-850 см3. Человек прямоходящий (Homo erectus) жил 1,4-0,2 миллионов лет назад, размер мозга составлял от 850 см3 у ранних особей до 1100 см3 у поздних.

Не все эволюционисты согласны на выделение Homo ergaster в отдельный вид, считая, что это вариант Homo erectus. Мы сейчас не будем обсуждать эти тонкости и пойдем вслед за указанной точкой зрения, тем более, что, согласно мнению эволюционистов, древнейший Homo erectus имеет возраст 1,9 млн. лет [19]. Заметим, что самый последний классический Homo erectus жил не 200 тыс., согласно мнению авторов "Доказательств эволюции", а, исходя из эволюционного датирования, всего-навсего 27 тыс. лет тому назад [12]. Это - не говоря о существах с о. Флорес (о них далее), которых эволюционисты часто оценивают как Homo erectus, живших 18 тыс. лет до н.э. Ошибка на порядок величины в указании эволюционной даты - не маленькая.
Череп относительно современного жителя Тасмании

Рис.9. "Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы?" (Ш. Перро). Слева на фотографии - череп относительно современного жителя Тасмании [54]).

Согласно существующим данным (это в первую очередь публикации Н. Макинтоша* и М. Вулпова**), практически все черты, типичные для черепов Homo erectus, можно обнаружить у представителей современных или же недавно умерших Homo sapiens sapiens.

* Причина тому особенности строения полукружных каналов у афарских австралопитеков, указывающее на отсутствие у них сколь-либо значимых элементов человеческого прямохождения - см. далее в тексте раздел 7 и [40, 79]. Анализ строения челюстей афарских австралопитеков показал их близость к робустным австралопитекам и к гориллам, тем самым они исключены из наших предков - см. [10, 40, 79].

** Причина тому особенности строения полукружных каналов у афарских австралопитеков, указывающее на отсутствие у них сколь-либо значимых элементов человеческого прямохождения - см. далее в тексте раздел 7 и [40, 79]. Анализ строения челюстей афарских австралопитеков показал их близость к робустным австралопитекам и к гориллам, тем самым они исключены из наших предков - см. [10, 40, 79].

Исследование, проведенное Н. Макинтошем и С. Ларнечем [56], опубликованное еще в 70-х годах, было направлено на то, чтобы определить различия между Homo erectus и современным Homo sapiens. Экземпляры Человека с о.Ява, Пекинского Человека, и Восточноафриканского Человека были использованы как образцы "реального" Homo erectus. Было отобрано семнадцать предположительно отличительных черт Homo erectus. Считалось, что член современных человеческих популяций имеет ту же черту, что и Homo erectus , только в том случае, если данный индивидуум обладал такой особенностью черепа в той же самой степени, в какой она встречалась в рамках Homo erectus. Этим устранялись пограничные случаи. Результаты этого анализа оказались следующие: среди представителей многочисленных расовых групп (европиоиды, негроиды, монголоиды) можно было обнаружить только 4-5 из 17 типичных черт Homo erectus. Среди жителей Новой Гвинеи, однако, можно было найти уже 8 из 17 черт, предположительно специфичных для Homo erectus. Однако выборки были невелики для того, чтобы твердо констатировать отсутствие тех или иных эректусных признаков среди представителей этих рас. Современные австралийские аборигены, были представлены самой большой выборкой (202 индивидуума), и, что удивительно, у них можно было обнаружить 14 из 17 признаков, типичных для Homo erectus. Примечательно, что один из оставшихся трех эректусных признаков, которые не встречались у австралоидов, обнаруживался у жителей Новой Гвинеи. Таким образом, только два признака из 17, типичных для черепов Homo erectus отсутствовали у современных людей.

По поводу этих признаков, оставшихся неразделенными, Дж. Вудморап писал следующее: "Самые современные свидетельства указывают, что только горстка особенностей отличает эти две предполагаемые разновидности человека, и даже она имеет сомнительную законность. Признается, что большинство, если не все, из этих немногих предположительно диагностических особенностей (специфичных для Homo erectus), присутствуют у Homo sapiens, хотя и нечасто (М.Вулпов и др.[57])" [55].

Н. Макинтош и С. Ларнеч выделили комплекс ("паттерн") из 9 признаков, который, по их мнению, является диагностическим для черепов Homo erectus. Подытоживая свое исследование, они писали следующее: "Изолированные составляющие дезинтегрированного паттерна могут иметь место у древних окаменевших черепов и иногда у современного человека, но паттерн как таковой никогда не наблюдается вне рамок Homo erectus" [56].

Здесь надо упомянуть отдельно и о толщине черепного свода, которая, как долго считалось, является специфическим признаком Homo erectus. Исследование Питера Брауна, выявило, что современные австралоиды не отличались по толщине своих черепов от черепов Homo erectus в трех характеристических точках из семи. А черепа ископаемых австралоидов (плейстоцен) были тоньше черепов Homo erectus только в одной точке из семи, а в двух точках были даже толще, чем черепа Homo erectus. Таким образом, кого из них считать обладателями более толстых черепных сводов - не ясно [127].

Из всего этого можно сделать простой вывод - подавляющее большинство характерных признаков черепов Homo erectus в распыленном виде продолжают присутствовать среди преставителей Homo sapiens sapiens.

П. Лайн на основе других данных приходит к аналогичному выводу:

"Черепа, классифицированные как эректус, как полагают эволюционисты, демонстрируют некоторые ключевые особенности, которые отличают их от черепов современных людей. Ключевые особенности включают: выступающие вперед надбровные дуги; незначительно выраженный подбородок; большую нижнюю челюсть; выдающиеся вперед челюсти; плоский, отступающий назад лоб; длинный и низко-сводчатый череп; затылочный торус; относительно большие зубы; относительно большие кости лица; и толстостенную черепную коробку [58-60]. Главная проблема для эволюционистов состоит в том, что многие (если не все) из вышеупомянутых особенностей, которые возможно дифференцируют эректусов от современных людей, также обнаруживаются среди современных людей. Это можно проиллюстрировать на примере почти современных нам австралийских аборигенов - выступающие надбровные дуги черепа 3 596 из Еустона [61] и большая близость современного человеческого черепа из Австралии, WLH-50, с эректусом из Нгандонга, чем с людьми современного типа из Африки и Восточного Средиземноморья, жившими в позднем Плейстоцене [61-62]. Согласно Шриву:

"В то время как некоторые из ранних людей современного типа из Австралии выглядят вполне так, как люди сегодня, другие являются носителями всех признаков более грубого человеческого типа, с толстыми костями черепа, раздутыми надбровными дугами и огромными зубами, еще большими у некоторых экземпляров, чем у представителей Homo rectus» [63].

Вот как получается, предки современных австралийских аборигенов, оказывается, могли иметь зубы еще покрупнее, чем у древних Homo erectus ...

Нижняя граница объема черепа здорового человека современного типа (Homo sapiens sapiens) располагается, согласно светилам эволюционной антропологии ХХ века, значительно ниже отметки 1000 см3.

Согласно А. Хрдличке встречаются здоровые люди с объемом черепа 910 см3 [128], по А. Кейту - с объемом 855 см3 [129], по Е. Веллигеру нижняя граница объема мозга здорового человека – 800 см3 [86]. О существовании здоровых людей с объемом мозга 700-800 см3 писал знаменитый Раймонд Дарт, столь уважаемый нашими авторами [27] - "apparently normal human beings have existed with brain sizes in the 700‘s" ("существовали внешне нормальные люди, имевшие объем мозга от 700 до 800" - перевод автора) - цит. по [26 -p.17]. Детально описан случай здорового человека с объемом мозга в 790 cм3 - женщины с островов Фени (архипелаг Бисмарка) [28] - цитируем по статье "патриарха" эволюционной антропологии Ф.Тобиаса [26-p.17]. К мнению о нижней границе объема мозга здорового человека, лежащей между 700 и 800 см3 присоединялся и сам Ф. Тобиас, опубликовавший всю эту крамолу (с точки зрения авторов "Доказательств") в авторитетном эволюционно-антропологическом журнале "American Journal of Physical Anthropology" еще в 1970 г. и писавший о том, что троекратное изменение объема черепной коробки здорового человека никакими изменениями в интеллектуальной сфере не сопровождается [26]. Он в частности приводит данные о том, что огромный мозг - порядка 2000 см3 и несколько больше имели такие гиганты мысли, как И. С. Тургенев, лорд Байрон, Оливер Кромвель и Отто Бисмарк. Однако другие знаменитости имели объем мозга на много меньший - порядка 1000-1100 см3 - Анатоль Франс, Франц Галь, Леон Гамбета [26, pp. 16-17]. Заметим, что такой объем мозга соответствует объему мозга среднего Homo erectus [18].

Согласно С. Молнару* объем мозга здорового Homo sapiens sapiens от 700 до 2200 cм3. Он в связи с этим писал следующее: "These individuals with larger or smaller cranial capacities are normaly functioning and intellectually competent individuals; in fact, there are many persons with 700 to 800 cubic centimeters". "Эти индивидуумы с большим или маленьким объемом черепа, являются нормально функционирующими и интеллектуально полноценными людьми; на самом деле в настоящее время существует множество людей с (объемом черепа) от 700 до 800 кубических сантиметров" (перевод автора) [64 – p.57]. Заметим, что указанная монография С. Молнара - весьма авторитетный антропологический трактат, переиздававшийся много раз. * В конце жизни Э. Дюбуа считал, что он нашел существо с черепной коробкой, как у гигантского гиббона, но с человеческими ногами - см. разд. 7.

Наконец отметим, что очень редко среди представителей Homo sapiens sapiens встречаются абсолютно здоровые, полноценные люди с объемом мозга от 600 до 700 см3 . Б. Уайлдер описал мозг Даниеля Лайона, объемом 624 см3, проработавшего 20 лет охранником на железной дороге, умевшего писать и читать и вообще кроме маленьких размеров своего тела в целом, не обладавшего никакими физическими или психическими особенностями, которые могли бы обратить на себя особое внимание в плане отклонений от нормы. Этот материал был в свое время опубликован в старейшем американском психиатрическом журнале "Journal of Nervous and Mental Diseases" [146] – цит. по [147]. В виду того, что такие случаи представляют собою очень большую редкость, а люди с объемом мозга 700-800 см3, согласно C. Молнару, встречаются достаточно часто, а по Ф. Тобиасу, мозг нормального человека может быть в три раза меньше, чем указанное им максимальное значение (Оливер Кромвель - рекордный вес мозга 2230 г [26], при объеме 2000 см3 [6], по другим сведениям - 2350 см3 [27]), остановимся на нижней границе 700 см3, как на реально существующей нижней границе объема мозга для Homo sapiens sapiens, согласно данным, приводимым "отцами" эволюционной антропологии.

Нижние границы объема мозга Homo sapiens sapiens и Homo erectus таким образом практически совпадают, хотя верхняя граница у первого значительно выше, и в среднем объем черепной коробки Homo erectus значительно меньше.

По своим особенностям посткраниального скелета Homo erectus обладали всеми анатомическими признаками человеческого бипедализма (прямохождения) и вообще принципиально в этом плане ничем не отличались от современных людей [20]*. Посткраниальный скелет знаменитого Турканского мальчика (единственный относительно сохранный эректусный скелет) - полностью современного типа [150]. Исследование полукружных каналов Homo erectus также не выявило никаких отличий их вестибулярного аппарата от вестибулярного аппарата современного человека [41].

* Результаты исследования фрагментарных посткраниальных останков из Дманиси, согласно которым в костях этих Homo erectus могут иметь место некоторые хабилисные признаки [150], представляются нам спорными, хотя бы в силу того, что не ясна их связь с соответствующими черепами [145], и, по данным Ф. Спура, во время существования дманисцев останки Homo erectus могли встречаться вместе с останками Homo habilis [19]. И это спорно даже в том случае, если отбросить в сторону гипотезу о том, что маленькие черепа дманиссцев - результат микроцефалии [3], часто коррелирующей с другими скелетными аномалиями. Тем более спорными представляются нам попытки увидеть архаические эволюционные признаки в скелетных останках карликов с о. Флоресс, часто относимых к Homo erectus (см. далее в тексте). Карликовость (нормальная или патологическая) часто приводит к искажениям в скелетном строении.
Достаточно вспомнить пони или пигмеев. Пигмеи в частности, как оказалось, имеют целый набор и эректусных и даже обезьяньих черт в своем скелете, будучи продуктом весьма банальной патологии самого обыкновенного современного Homo sapiens [154]. Между тем в строении скелетов флоресских "хоббитов" - явные признаки асимметрии и лица, и других частей тела - махровые признаки глубокой эмбриональной патологии [152]. Поэтому диагноз их патологической карликовости и микроцефалии в этой ситуации очень вероятен, а рассмотрение особенностей их скелетов с точки зрения эволюционных связей становится при этом крайне проблематичным. Поскольку в Дманиси были найдены останки как "больших", так и «маленьких» людей [150], обоснованность использования скелетных останков маленьких для сравнения с другими гоминидами и делания эволюционных выводов на этой основе [150], представляется весьма сомнительным. Останки же посткраниальных скелетов "больших" пока не принесли ничего существенно отличного от Homo sapiens [150, 153]. Об останках из Дманиси см. далее в тексте.


Какой из всего этого вывод? - Простой. Homo erectus, с точки зрения анатомии - просто вымершая (или даже лишь частично вымершая) человеческая раса. Поскольку их гены, ответственные за эректусный фенотип, продолжают кочевать преимущественно по популяции коренного населения Австралии-Океании, то не бессмысленно было бы поставить перед селекционерами задачу воскрешения эректусного фенотипа из мертвых во всей красе. Понятно, если мы отрешимся от морально-этических соображений...

В связи с тем, что по причине свойств черепов Homo erectus и неандертальцы рассматриваются многими антропологами в качестве "нелюдей", эволюционисты А. Торн и М. Вулпов писали следующее:

"Мы полагаем, что прискорбным аспектом дебатов являются определения Homo sapiens, используемые некоторыми теоретиками - сторонниками "африканской" концепции. Они, как оказывается, исключают из нашего вида многих из тех австралийских аборигенов, которые жили в Плейстоцене, а так же и позже (Wolpoff, 1986; P. Brown, 1990). Дополнительное исследование этих индивидуумов и коллекций скелетных останков, недавно живших аборигенов, принуждает нас оценивать эти определения современного Homo sapiens, как исключающие из числа людей от 40 000 до 60 000 ныне живущих австралийских аборигенов. Мы чувствуем, что в этом есть большая опасность. Обязанность специалистов - показать, что они включают всех живущих людей в число таковых при любом определении нашего вида. Если мы действительно определяем людей столь минимально, что включаем в их число всех живущих людей, то тогда многие из ископаемых форм, которые согласно заявлениям этих теоретиков, не оставили никаких потомков, включая неандертальцев, попадают в число тех, кто носит имя Homo sapiens" [65].

А вот и черепа. Итак относительно недавно (в пределах 30 тыс. лет) в Австралии-Океании, согласно единодушному мнению эволюционистов, жили такие Homo sapiens sapiens (рис. 10-14):
Череп австралоида

Рис.10. Череп австралоида (Дарвиновский музей, Москва) [38].


Пинтуби 1

Рис.11. Пинтуби 1 (Pintubi 1) [72].


ТалгайCoobool Creek 76

Рис.12. Талгай (Talgai) [22].      Рис.13. CC 76 (Coobool Creek 76) [11].


Нэкюри 1

Рис.14. Нэкюри 1 (Nacurrie 1) [11].

То, что это черепа Homo sapiens sapiens, у эволюционистов сомнений не вызывает, по их представлениям, никакого антропогенеза в Австралии-Океании не было*. Пинтуби 1 (рис.11) вообще датируется XIX веком [69].

* Некоторые из них даже, кажется, готовы всех тех, кто увидит в таких черепах не чистых Homo sapiens sapiens , а носителей чего-либо эректусного, записать в «агенты мирового империализма»[91], в том числе и некоторых своих соратников по «африканской» эволюционной антропогенетической теории, признающих эректусные черты у древних австралоидов [151]. Когда аргументов нет - в ход идет последний - про "кибрнетику, публичную девку буржуазии", как в те самые мрачные времена импрессионизма...

Впрочем, иногда эволюционисты говорят про такие черепа, что они, де, в большей или меньшей степени искусственно деформированы (возможно в ритуальных целях), как, к примеру, череп на рис. 15.
Искусственно деформированный череп современного типа

Рис.15. Искусственно деформированный череп современного типа [66].

Доказать, равно, как и исключить наличие этого фактора трудно - в каждом конкретном случае мы не знаем, как и в каком возрасте могли производиться такие механические воздействия. Однако про современного мужчину в ковбойке и про даму-художницу из тех же краев (рис. 16) уже ничего не скажешь об искусственных деформациях.

Рис.16. Современные жители Австралии-Океании [7], [105].

И еще. Если всякий раз при встрече с такими "аномальными" черепами вспоминать про искусственные деформации и др. патологию, то тогда, почему эволюционисты [8] и др., включая авторов "Доказательств эволюции", традиционно исключают эти факторы, анализируя многие черепа гоминид? Например, некоторые особенности черепа Родезийского человека (рис.1, I), имеющегося в одном экземпляре, можно попытаться оценить как результат воздействий на него в детстве. Запрет на слово "патология" составляет эволюционно-антропологическое Табу No3, поскольку многие гоминиды, в том числе входящие в смитсоновскую серию, при воспоминании о возможности патологической обусловленности их особенностей, потеряют свой "убедительный" статус.

Есть одна возможность увертки со стороны сторонников эволюции - презумпция дебильности древних представителей рода Homo - они де ритуалами не занимались. Однако ни про гейдельбергских людей, ни даже про Homo erectus, делавших т.н. ашельские каменные рубила, ничего подобного определенно сказать нельзя. Одни лишь эти их орудия - очевидное свидетельство вполне сапиентного статуса их интеллекта [67,68], в точном соответствии с канонами палеоантропологии - с Табу No4 (о нем далее).

Вот такая получается у нас презентация черепов... Что же тут надо сказать "положа руку на сердце"? Что все это Homo sapiens sapiens, по всем канонам эволюционной науки. И случаями патологии здесь спастись не удастся - потому что таких случаев десятки. А о том, что все нельзя объяснить прижизненными деформациями ритуального характера, красноречиво говорят фото их потомков.

Напомним, что по данным иследований антропологов, неполноценных рас на Земле нет - все мы, представители всех рас - сапиенсы [8]. Это ясно показывает, что сапиентный статус человека и красивый череп современного вида (как N на смитсоновской картинке) - вещи, не совсем связанные друг с другом. И вся смитсоновская эпопея с "хорошением" черепов на интервале G-N презентации никакого отношения к сапиентизации* Homo, не имеет.

* Сапиентизация - развитие психических способностей гоминид, в первую очередь интеллекта по мере их эволюционного превращения в Homo sapiens sapiens.

В дополнение к выщесказанному укажем еще на две группы находок, которые часто относят к Homo erectus.

Между черепом кроманьонца и черепом современного человека (M и N), если честно отображать всю хронологию датировок находок эволюционистов, надо поместить еще Homo floresiensis (рис.18). Это теперь уже знаменитые "хоббиты" с о. Флорес. Объем черепа - 380 см3, предполагаемый возраст - не более 18 тыс. лет, идентифицируется многими эволюционистами, как Homo erectus [6].
Homo floresiensis

Рис.18. Homo floresiensis - "хоббит" [124].

А вот так выглядит такая головка в сравнении с обычной человеческой (рис. 19)...
Черепа Homo floresiensis и Homo sapiens

Рис.19. Черепа Homo floresiensis - "хоббита" и Homo sapiens [70].

Какие орудия нашлись рядом, можно видеть на рис. 20. Кейт Вонг, член редколлегии вполне эволюционного журнала "Scientific American", так прокоменнтировала находки орудий "хоббитов" [6]:
Орудия хоббитов

Рис. 20. Орудия «хоббитов»[6].

"Эти совершенные инструменты были, по-видимому, созданы Homo floresiensis. Ранние гоминиды, обладавшие таким же небольшим головным мозгом, как и человек флоресский, в лучшем случае умели делать лишь самые примитивные орудия - отщепы. Однако в пластах горных пород того же возраста, что и останки гоминид из пещеры Лиан-Буа, был обнаружен целый набор сложных артефактов - шил, пластин, наконечников и других предметов. До сих пор ученые считали, что столь сложные орудия умел изготавливать только Homo sapiens".

Поднялся переполох. Хоббиты с их явной сапиентностью заварили большую кашу... Вот что писала по этому поводу та же Кейт Вонг [6]:

"Крошечный головной мозг флоресского человека привел исследователей в полное замешательство - ведь укрупнение мозга принято считать едва ли не главной особенностью эволюции человека. За 6-7 млн. лет наши предки увеличили вместимость черепа более чем в три раза (с 360 см3 предположительно у первого гоминида Sahelanthropus до 1350 см3 у современного человека). Археологические исследования свидетельствуют, что с укрупнением мозга усложнялось и поведение гоминид. А потому ученые пребывали в полной уверенности, что большой головной мозг служит главной предпосылкой для развития культуры. Но если низколобые австралопитеки оставили лишь грубые каменные орудия (а большинство из них работать с камнем вообще не умели), то Homo floresiensis с маленькой головой изготавливал не менее совершенные инструменты, чем Homo sapiens".

Получалось, что вся идея "прогрессивной цефализации" (увеличения объема мозга по мере сапиентизации), на которой основывалась вся эволюционная антропология лет эдак пятьдесят, мало что стоит. Проблема "хоббитов" "зависла" и самым неприятным образом для всей теории эволюции человека, надо ли удивляться тому, что о них ни слова в тексте "Доказательств"?

Но тут сразу зашумели - это де существа с патологическими особенностями головы (микроцефалия, которая может иметь и наследуемые формы), а человеческие сапиентные орудия, мол, делали другие - нормальные, с нормальными головами. Однако, останки тех нормальных до сих пор там так и не нашли...

Однако и подобная интерпретация эволюционистов не устраивает, поскольку при этом хотя и сохраняется аксиома "прогрессивной цефализации", но сразу нарушаются два строжайших табу эволюционной антропологии: Табу No3 ("Найденные костные останки гоминида всегда останки здорового существа и все особенности его скелета - особенности нормального организма") и Табу No4 ("Рядом с костями гоминид могут лежать только орудия, которыми они пользовались"). Заметим, что вся прогрессивная сапиентизация, параллельная прогрессивной цефализации, прослеживается эволюционистами только при соблюдении Табу No4 - о сапиентизации судят по наличию артефактов, т.е. орудий труда и прочего, сделанного руками, лежащего относительно близко от костных останков или в том же слое.

Заметим, что если бы эти утверждения не носили характера табу, то никто бы не имел права показывать единичные экземпляры черепов (например, Родезийского человека) в качестве иллюстрации эволюционного этапа, как это сделано в презентации Смитсоновского Института, поскольку всегда можно было бы сослаться на возможность патологии. И никто не имел бы права даже заикнуться о том, что если останки Homo habilis были найдены вместе с чопперами, то это однозначно их орудия, как это сделали авторы "Доказательств эволюции". В общем, "хоббиты" загнали эволюционистов в логический "бермудский" треугольник.

Расскажем подробнее и о находках в Грузии (Дманиси) - D2700 (рис. 21). В смитсоновской серии (рис. 1) он представлен и обозначен как G. Объем черепа около 600 см3 [5; 145]. Нигде в комментариях авторов "Доказательств" не указывается, что это - однозначно череп подростка [5 – с. 50; 145]. Указывается даже его возраст - 11 лет [153], если это так, то перед нами просто череп даже не подростка, а ребенка. И хотя некоторые утверждают, что его величина не должна была бы с возрастом существенно увеличиться [145], представляется, что, мягко говоря, твердо на это положиться трудно, поскольку кривые увеличения размеров тела с возрастом у подростков-эректусов нам не известны [153]. Заметим, что эти закономерности неодинаковы среди людей разных рас и они разные даже внутри одной расы очевидно разные - достаточно зайти на урок в 10-ый класс любой московской школы, чтобы в этом убедиться воочию.

Немаловажно то, что в смитсоновской серии не присутствуют все черепные останки, найденные в одном месте в Дманиси. Приведем фото еще и некоторых других(рис. 21).
Черепа из ДманисиЧерепа из Дманиси

Рис.21. Черепа из Дманиси [104], согласно [5].

Заметим, что эту их замечательную фотографию из журнала "Новое в науке" (Scientific American) [5] найти в сети Интернета в таких размерах, чтобы можно было хоть как-то анализировать черепа, весьма сложно [104] (почему бы это?), при том, что материалы из этого журнала, как правило, представлены в Интернете полностью. А она, ох, как интересна!

На рис. 21 представлены еще также еще два черепа, найденные там же, что и D2700. Во-первых, D2282 (второе фото слева) - объем 680 см3, тоже предположительно принадлежащий подростку [138]. Во-вторых, эректусный череп взрослого (D2280) (первое фото справа) - объемом 770 см3 [5, 138]. Д. Райтмайер, включив этот последний экземпляр в список взрослых Homo erectus, тем не менее сомнительные в возрастном отношении экземпляры D2282 и D2700 из этого списка исключил [18]. Исключены эти черепа из репрезентативных по своему объему для взрослых Homo erectus и Ф. Спуром [19].

Самое же интересное - "огромная нижняя челюсть" (по словам Кейт Вонг [5 - с. 50]) - D2600 (первое фото справа внизу), даже несколько большая, как мы можем видеть по длине, челюсти современного человека, представленной для сравнения (см. рис. 21, второе фото справа). Все это иначе, как факт в пользу того, что с т.зр. эволюции, 1,75 млн. лет тому назад жил в Грузии человек с объемом мозга, значительно большим, чем объем в 600 см3, как у представленного на рис.1 G подростка D 2700, и чем 770 см3 у взрослого D2280, т.е. таким объемом, который значительно превышает нижнюю границу объема черепа для Homo sapiens sapiens (700 cм3). Снова риторический вопрос об отсутствии этой челюсти в предлагаемой нам авторами "Доказательств эволюции" картинке (рис.1) и в их в комментариях к ней. Напомним, что экземляр D 2700 (G на рис. 1), судя по комментарию к нему авторов "Доказательств", есть реальное свидетельство эволюции, так чтоб "положив руку на сердце...", а не череп подростка, объем которого нерепрезентативен для популяции взрослых дманисцев и, стало быть, для иллюстрации "надувания" черепов взрослых людей в ходе эволюции использоваться не может, никак...

Понятно, что такая челюсть, как D2600, портит всю картину, на которой пытаются изобразить плавную прогрессивную цефализацию и, следовательно, плавную эволюцию так, чтобы "положа руку на сердце"... Поэтому нам ее не показывают. Нет и большого черепа взрослого экземпляра D2280 с объемом в 770 см3, поскольку он тоже портит все впечатление, зато выставлен череп подростка, с головой, конечно меньшей чем у взрослого, и потому более близкой по размерам к головам обезьян.

"Ничего страшного!" - возразят, наверное, наши оппоненты, "ведь есть же последний череп, найденный в Дманиси в 2005 г. - D3444 (рис. 22), который заведомо принадлежал взрослому человеку, и объем которого всего-то 625 см3 [145]. Вот его-то и можно поставить взамен черепа D2700 в смитсоновскую серию!" Но не забудем, что эта серия черепов создана для иллюстрации эволюции человека, при которой происходит увеличение объема мозга. И, поэтому, для иллюстрации появления людей с нормальными по объему черепами D3444 тоже не годится, поскольку в его время, вместе с ним уже жили такие люди* .

* В 2007 году та же группа исследователей опубликовала материал о нахождении останков еще одного "большого человека" [150]. Таким образом, версия о сосуществовании в Дманиси больших и маленьких людей подтверждается дальше.

Череп из Дманиси D3444

Рис. 22. Череп из Дманиси D3444 [140].

При той вариабельности объем черепов вся ситуация в Дманиси вероятно может быть истолкована и в стиле второй эволюционной интерпретации чуда с о. Флорес. Именно: носитель большой челюсти D2600 и D2280 - нормальные люди, а остальные – братцы-дегенератцы (микроцефалы) [3]*. Микроцефалия (рис. 23) бывает и наследуемой в семьях. В пользу этой гипотезы говорит очень большое разнообразие анатомических особенностей дманисцев, не имеющее аналогов ни у человека, ни у обезьян [139, 155]. Микроцефалия тоже имеет очень большое число вариантов, дающих большое разнообразие анатомических аномалий [156]. Но проверить эту гипотезу в отличие от ситуации с флоресскими карликами почему-то никто так и не соизволил. Такая гипотеза, если подтвердится, испортит весь антропогенез. Не забудем - про патологические варианты эволюционная антропология хранит гробовое молчание (Табу No3), если таковые противоречат эволюционным догмам и вспоминает тогда, когда этим догмам начинают угрожать обнаруженные факты.

* Если прав П.Лайн, предполагавший, что дманисская компания состоит из нормальных и патологических субъектов [3], то все рассуждения о связи особенностей строения скелетов маленьких дманисских Homo erectus с особенностями скелетов их гипотетическими обезьяньих предков [5, 150] теряют весь свой пафос. Например, у пигмеев отношение длин передних и нижних конечностей занимает промежуточное значение между таковым у европейца и у шимпанзе, есть и другие аналогичные скелетные особенности, сближающие их с обезьянами [154], но это не значит, что они недавно "слезли с деревьев".

череп современного человека, страдающего микроцефалией

Рис.23. Так выглядит череп современного человека, страдающего микроцефалией [2] - цит. по [3].

Другое возможное объяснение - большая вариабильность объема черепа у древних эректусных людей [20]. Кстати у древних Homo sapiens sapiens она имела место [140].

Одна из последних находок - находка посткраниальных останков, принадлежащих к еще одному "большому человеку" [150], еще более усиливает наше представление о том, что в Дманиси жили как нормальные по своим размерам люди, так и "маленькие" [150] - т.е. карлики. Поскольку у дманисских карликов отмечают какие-то особенности, типичные для Homo habils, напомним, что карликовые формы (будь-то патологические или нормальные) весьма часто имеют искаженные видовые пропорции тела. Достаточно вспомнить пони или пигмеев. Кстати пигмеи, как оказывается, обладают целым набором архаических свойств, присущих Homo erectus (объем черепа в среднем 1100 см3 [27], у некоторых наблюдается отсутствие подбородка [154]) и даже обезьянам (см. [154]), при том что эти свойства - не более как результат патологии и к эволюции никакого отношения не имеют. Поэтому искать и находить как в черепных ? так и в посткраниальных останках карликов что-либо похожее на предыдущие этапы эволюции, в частности на Homo habils, и делание на этой основе эволюционных выводов, как это делают многие, представляется весьма сомнительным.

Если уж зашла речь про нижние челюсти древних Homo erectus, то здесь уместно упомянуть о нескольких огромных челюстях, найденных на о. Ява, которые эволюционистами также приписываются Homo erectus (останки черепов мегантропов: Sangiran 6 (Meganthropus A), Sangiran 8 (Meganthropus B), Sangiran 31, Sangiran 5 и Sangiran 9) [4]. Возраст их, согласно эволюционной оценке - 1,6 млн. лет до н.э. - т.е . они лишь немного моложе дманисцев.

Для сравнения слева челюсть мегантропа - справа аналогичный фрагмент челюсти современного человека [4] (рис. 24). Эта картинка также, конечно, портит всю "красоту" смитсоновской серии – вот поэтому ее там нет, как нет.

Фрагменты челюсти мегантропа и современного человека

Рис.24. Фрагменты челюсти мегантропа (A) и современного человека (B) [4].

Ну и наконец, по эволюционным оценкам самый древний череп Homo erectus, известный антропологам - KNM-ER 3733 (рис. 25). Его возраст оценивают в 1,78 млн. лет [15], объем черепа 850 см3 - вполне в рамках диапазона Homo sapiens sapiens. (Напомним, нижний предел объема мозга современного здорового человека наверняка лежит ниже отметки в 790 см3).

Череп Homo erectus KNM-ER 3733

Рис.25. Череп Homo erectus KNM-ER 3733 [72].

Другой и это уже, как считается, самый древний африканский Homo erectus KNM-ER 2598 [15 ,19 ] (рис.26) - имеет возраст 1,9 млн. лет и тоже считается крупным экземпляром.

Затылочная кость Homo erectus KNM-ER 2598

Рис.26. Затылочная кость Homo erectus KNM-ER 2598 [38].

Так, несмотря на то, что от него осталась только часть затылочной кости, Дж. Райтмайер оценивает ее как аналогичную KNM-ER 3733 и обладателя ее включает в состав общей группы Homo erectus [17, p.100], для которых указывает объем мозга 727-1251 см3 - [18]. М.Вулпоф также оценивает его как "верхнюю часть большого и толстого затылка" [16]. Ф. Спур и др., обсуждая этот черепной фрагмент, также не указывают на какие-либо отклонения от стандарта обычных эректусных черепов [19].

Среди останков гоминид, относимых к Homo erectus, помимо возможно здоровых карликовых флоресских и дманисских, есть еще пара черепов, относимых некоторыми эволюционистами к Homo erectus, но своему объему вероятно меньших, чем нижняя граница стандартного диапазона, характерного для Homo erectus. Это очень плохо сохранивщийся SK 847 (см. рис. 31 и следующий раздел) и недавно найденный KNM-ER 42700 объемом 692 см3 , который, однако, возможно, тоже принадлежит подростку, как и два малых из Дманиси и в добавок, был деформирован [19]. Из всех на сегодня известных Homo erectus, лишь череп взрослого D3444, найденный в тех же местах, что и другие дманисские останки, похоже отчетливо демонстрирует тот факт, что объем мозга взрослого здорового Homo erectus мог быть ниже отметки в 700 см3 [139]. Его объем мозга - всего лишь 625см3. Признаков соответствующей патологии черепа нет, но и возможность патологии тоже, как всегда при находках фрагментов костных скелетов гоминид (см. рис. 23), исключить полностью нельзя. Напомним, что здоровые карлики с таким же объемом мозга очень редко, но все же встречаются и среди Homo sapiens sapiens.

Даже если считать все эти находки репрезентативными в плане объема мозга у взрослых здоровых Homo erectus, то, поскольку для SK 847 возраст определяется как 1,8-1,5 млн. лет [88], для дманисских - в 1,77 млн. лет, а для KNM-ER 42700 как 1,55 млн. лет [19] - то они все в любом случае моложе крупного KNM-ER 2598, которого эволюционисты признают за эволюционного "пионера" среди Homo erectus, и его возраст - 1,9 млн. лет [19].

Таким образом, согласно эволюционным оценкам, Homo erectus оказываются изначально существами со вполне обычным для них объемом мозга, попадающим по своим крайним значениям внутрь диапазона, типичного для Homo sapiens sapiens. И, таким образом, никакого отношения все "надувание" черепных коробок на интервале от эректусов Дманиси (G) - до современных сапиенсов (N) смитсоновской серии к гоминизации (эволюционному происхождению человека) не имеет. Имеет отношение лишь к внутривидовой, в частности к расовой динамике внутри Homo sapiens и к надуванию зрителей.

Подводя итоги по Homo erectus, скажем определенно, что они, судя по данным эволюционистов, суть не более как человеческая раса, в настоящее время существующая в растворенном виде. Древние Homo erectus, для которых было типичным использование ашельских рубил-бифасов [5,36], согласно эволюционно-антропологическому Табу No4, безусловно были разумными полноценными людьми [67,68]. Тем более такими были и есть современные, и жившие еще в относительно недавнем прошлом эректусоподобные люди из Австралии-Океании.

Среди здоровых Homo erectus, по тем же данным, возможно, встречались и карликовые, и гигантские особи (мегантропы), но с самого начала истории Homo erectus, согласно эволюционным данным, среди них встречаются нормальные для Homo sapiens sapiens по размерам черепа (KNM-ER 2598, KNM-ER 3733, дманисский эректус D2280, тоже дманисский D2600), которых нет никаких объективных оснований отделять от Homo sapiens sapiens. И хотя Дж. Райтмайером и вычерчивается график, показывающий средне статистическое увеличение объема эректусных черепов со временем, ясно, что выборка в 30 экземпляров слишком мала, а разбросы очевидно велики, чтобы делать серьезные выводы о процессах, происходивших со всем человечеством в целом на протяжении около 2 млн. лет [18]. К проблеме значения объема мозга для сапиентизации мы еще должны вернуться в Приложении 2.

Эректусный фенотип по эволюционным представлениям прослеживается начиная от 1,9 млн. лет до н.э. вплоть до 25 т. лет до н.э. [12], не претерпевая никаких принципиальных изменений. Существует он и актуально в распыленном виде, преимущественно среди жителей Австралии и Океании. Гейдельбергские люди, согласно общему мнению - смешение эректусных и сапиентных черт, неандертальцы – по мнению некоторых эволюционистов - вариант Homo erectus (см. далее). Homo antecessor - существо еще более близкое к современным Homo sapiens sapiens, чем гейдельберские люди [20]. Итак, по данным самих эволюционистов - Homo erectus просто очень древняя и в некотором смысле универсальная человеческая раса.

Такова ситуация с Homo erectus. И этот тоже, оказывается, ни в чем не виноват. Опять "Федот, да не тот" (рис. 27).

Затылочная кость Homo erectus KNM-ER 2598

Рис.27. Черепа Homo erectus и современный меланезиец* [66].

* Судя по фотографии, череп справа - KNM-ER1813, который обычно считают принадлежащим Homo habilis. Следует отметить, что Т. Уайтом и М. Вулповым он оценивался, как Homo erectus [74] (см. далее в тексте).

И этот вывод собственно нам не принадлежит. Подробно аргументация в пользу того, что Homo erectus - не более как расовый вариант Homo sapiens изложена в статье под названием «История падения Homo erectus: 100 лет питекантропу - достаточно!», написанной М. Вулповым с соавторами [57] и являющейся заключительной, итоговой статьей в сборнике статей, написанных антропологами-эволюционистами «100 лет питекантропу: проблема Homo Erectus».

Мы не станем здесь подробно излагать всю систему доказательств М.Вулпова, ограничимся лишь небольшой цитатой.

«При нашем анализе свойств, отличающих Homo erectus от Homo sapiens, мы смогли идентифицировать только горстку характеристик, которые, согласно нашим выводам, не разделяются также и Homo sapiens (далее приводится их список из 6 пунктов – прим. авт.)... Среди них, некоторые имеются у современных Homo sapiens, хотя и редко, и многие из них обычны для более ранних (или т.н. «архаических») Homo sapiens. Более того, все эти различия могут быть связаны с эволюционными тенденциями, присущими обоим видам, такими как увеличивающаяся культурная сложность, увеличивающийся объем мозга (и, следовательно, размер черепной коробки), и морфологическими последствиями прогрессивного замещения биологии технологией. Мы оспариваем точку зрения, согласно которой этот краткий список (из 6 пунктов – прим. авт.) не предоставляет оправданного или ценного обоснования для утверждений о том, что Homo erectus не является предшественником Homo sapiens» [57, С.351].

Но и М. Вулпов с соавторами, как оказывается, тоже не пионеры в деле «потопления» (по выражению М. Вулпова и др.) Homo erectus. В своей публикации они приводят целый список видных эволюционистов-антропологов, которые в течение ХХ столетия оспаривали видовой статус Homo erectus. Первым среди них был видимо знаменитый Ф. Вейденрейх - один из первых исследовавший черепа существ, которых теперь принято именовать Homo erectus. Вот что о его взглядах на Homo erectus пишут М. Вулпов и др.:

«Обсуждая номенклатуру останков из Джоукоудянь [1943; 246] [157] (т.н. синантропа - одного из тех, кого принято относить к Homo erectus - прим. авт.), он признался, что употребление им термина "Sinanthropus pekinensis" было осуществлено им для удобства.. без какого-либо «родового» или «видового» смысла, или, другими словами, было «латинизацией» термина «Пекинский человек».
Его взгляд на таксономию находок из Джоукоудянь был вполне откровенным, и мы согласны с ним в следующем: «... Было бы неверно называть наше ископаемое существо Homo pekinensis или Homo erectus pekinensis, было бы лучшим назвать его Homo sapiens erectus pekinensis. В противном случае, он представлялся бы как отдельный «вид», отличный от Homo sapiens, что является сомнительным, и наименее вероятным». В пользу этого подхода у Вейденрейха имелись три главных аргумента. Во-первых, как выше упоминалось, большая часть набора вариаций у Homo erectus может быть найдена внутри набора видовых вариаций недавних или живых Homo sapiens. Во-вторых, ископаемые расы Homo erectus соответствуют расам современного Homo sapiens. В-третьих, согласно его сравнениям, общая величина вариаций у живых и ископаемых Homo sapiens не является особенно большой. Например, он обнаружил, что различия между породами собак соответствуют уровню различий между подсемйствами у высших приматов - он утверждал, что вариации среди пород собак делают осмысленными сравнения различий между человеком и гориллой - значительно превосходящих вариации внутри Homo sapiens» [57, с. 353].

В числе диссидентов, придерживавшихся аналогичных взглядов, согласно М. Вулпову и др. [57, с. 353-354], оказываются также и другие известные миру антропологи: А. Тома, Х. Хэммер, Дж. Робинсон, Д. Йелинек, Р. Лики. В списке литературы мы приводим ссылки на некоторые работы этих авторов на эту тему и опубликованные в сугубо эволюционных научных изданиях: [158-162].

Тем, кто посвящают свою жизнь идее происхождения человека от обезьяны, надо доказать еще одну идею - о том, что человек имел свой род, представленный разными видами (как обычное животное, как свинья или лошадь), и в прошлом имела место «прогрессивная гоминизация», шедшая от примитивных видов рода Homo к современному человеку. Поэтому, как из рога изобилия, сыпятся на головы удивленной публики разные виды Homo и поэтому вся аргументация противников этой идеи - им «как об стенку горох»...
Палеонтология часто не умеет отличать по костным останкам, где представители близких, но разных видов, а где представители разных вариаций внутри одного политипического вида (напр., такого как «собака обыкновенная») [57] и это составляет ту «мутную воду», в которой можно «ловить рыбу». И ловят, ведь за это платят. Поэтому шарманка играет: «Homo erectus, Homo ergaster, Homo georgicus, Homo antecessor, Homo heidelbergensis, Homo neanderthalensis ...». (Напомним читателям, что свойства всех этих Homo находятся внутри диапазона вариаций Homo sapiens- Homo erectus, или лишь незначительно выходят за пределы этих рамок, вследствие этого М. Вулпов и др. включают разных подобных Homo в единый вид [57].)

Однако, продолжим зачистку экспозиции. Перво-наперво уберем подростка из Дманиси, как якобы взрослого (G). Напомним, эволюционисты считают дманисских людей иным биологическим видом, в отличие от Homo sapiens sapiens, поэтому демонстрация черепа подростка в качестве аналогии взрослого черепа, с опорой на кривые роста черепа у Homo sapiens sapiens с эволюционной точки зрения представляет собою сугубую некорректность - налицо логика «двойных стандартов».
Экспонат H - эректусного варианта, т.н. эргастера - тоже освобождаем от оков антропогенеза, поскольку его 850 см3 объема черепной коробки значительно выше нижних пределов для этого показателя у Homo sapiens sapiens-ов, а все или почти все особенности этого черепа можно отыскать у них же. Так что это просто человек и поэтому к происхождению человека явного отношения не имеющий.

Черепа

[1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]

крест